Ксения Варкентин (mme_bufo) wrote,
Ксения Варкентин
mme_bufo

Categories:

Снежки, или мысли учителя во время урока, о которых дети никогда не узнают...

Короткая справка.

5/6, подготовительный класс — класс, состоящий из детей в возрасте от 10 до 14 лет. У каждого у них своя история, они прибыли из разных стран по разным причинам, время нахождения в Германии у них тоже разное — кто-то прожил в Германии уже восемь месяцев, кто-то три, а кто-то всего неделю. У кого-то есть родители, у кого-то — нет.

Их цель — выучить немецкий, нагнать программу своего класса, чтобы через год обучения в подготовительном классе перейти в нормальный класс.

Министерством образования Гамбурга предусмотрено, что количество детей в таких классах должно быть от 7 до 12 (в крайнем случае 15), на данный момент в моем классе 16 человек. Эти дети - счастливчики, им повезло, они получили место в подготовительном классе, более 300 детей по Гамбургу пока не получили возможности попасть в такой класс.

Итак, мой 5/6 подготовительный класс, перекличка: Афганистан, Албания, Болгария (в составе класса болгары и турки из Болгарии), Испания, Португалия, Турция, Марокко, Сербия, Польша, Румыния, Италия, Россия (Питер), Сирия, Гвинея, цыгане (трудно обозначить страну, из которой они прибыли).

Снежки, или мысли учителя во время урока, о которых дети никогда не узнают...

В Гамбурге выпал снег и уже несколько дней не тает. Я очень рада этому событию, но при этом иногда промелькнет мысль: «Уж лучше бы шел дождь!»

Каждое утро этой недели в подготовительном классе, классным руководителем которого я являюсь, начинается с жалоб (ябедничества). Мне приходится все выслушивать, чтобы не «убить» желание детей высказываться на немецком, мне нужно дипломатично решать все ситуации, у меня так и крутится в голове: «Ты должна вести себя педагогично».

Эсмат:

- Фрау Варкентин, а мальчишка из третьего класса снежками в нас вчера кидался, прямо в лицо мне попал!

(«Эсмат, ты же через полгода в седьмой класс от нас перейдешь! Мальчишка из третьего класса мне снежном в лицо попал... Смешно...» - прокомментировал его реплику мой внутренний голос.)

Браян:

- Фрау Варкентин, я ему говорю, нет, не кидай в лицо, а он кидает! Я ему — нет, а он снова снежком в нас кидает. Я как вы сказали, больше никого не бью, но терпеть трудно!

(«Слава Богу, беседы с ним подействовали, но теперь ябедничества начались...»)

- А что вы сами в снежки разве не играете, - обратилась я к классу, - вы что в этого мальчишку ни разу снежком не кинули?

- Мы не так, как он, - в разговор вмешался Эрик, - фрау Варкентин, скажите этому мальчику, чтобы он в лицо не кидался...

Эсмат решил, что пояснений Эрика было недостаточно:

- Мы в него тоже кидались снежками, но мы же не в лицо...

(«Судя по выражению лица Ясмин, договорить тебе, Эсмат, не суждено!»)

Ясмин завопила:

- Неправда! Фрау Варкентин, Эрик мне чуть в глаз не попал. Хорошо, что я лицо руками закрыла, и снег на руках остался. Наши мальчишки тоже кидают снежки в лицо. А еще Эрик мне в живот снежком попал...

Эдона перебила Ясмин:

- И мне мальчишки чуть в лицо не попали, снег на волосах остался... Фрау Варкентин, скажите Эрику, а то он уже бесит своими снежками.

- Сказать Эрику? - переспросила я, - Эрик, не кидайся больше снежками в лицо...

- Я не кидался, - начался пререкаться Эрик.

- Так вот Эрик, не кидай снежки больше девочкам в лицо и вообще не играй с ними. Пусть возле двери нашего корпуса просто стоят...

- Нет, фрау Варкентин, - запротестовала Эбру, - мы хотим с ними играть.

- Проблему с мальчиком из третьего класса вам придется самим решать, - вернулась я к первому вопросу. - На перемене мне надо к директору, к нам придет новый ученик, мне нужно с его родителями встретиться, как зовут мальчика из третьего класса, я не знаю, где его искать — тоже, его выслеживать, вылавливать мне некогда, вам придется подойти к дежурной учительнице, она кстати, из начальной школы и всех учеников начальной школы наверняка знает, объяснить ей, что случилось, и вместе с ней поговорить с мальчишкой, который вас обижал.

(«Любимая классная руководительница решила перевести стрелки...»)

- Фрау Варкентин, у нас не получится, - запротестовал Эрик, - мы же плохо еще говорим по-немецки.

- Столько мне всего рассказали, и это вы называете «плохо»? Я же вас понимаю, вы уже нормально говорите.

(«Майке наверняка не станет разбираться и отправить их со всеми вопросами и жалобами ко мне... Но попытка, не пытка... А вдруг нет... И мне одной заботой меньше. Вот проблем у меня мало, надо еще разговоры с этим мальчишкой вести... Бедные мои, несчастные ребятки, выше меня уже ростом...»)

- Фрау Варкентин, вы просто не понимаете, вы не представляете, каково, когда в волос попадает снег. Вы просто не знаете, что это такое, - переключила снова внимание на себя Эдона.

(«Конечно, откуда мне знать, что такое снег. Подумаешь на Урале выросла, это так не считается...»)

- Мальчишки постоянно кидаются снегом, но что мне делать, я не знаю? - продолжала Эдона.

- Что делать? А я тебе скажу. На большой перемене ты остаешься в классе. Все идут играть, а ты нет, вдруг снежинка тебе на курку попадет.

- Фрау Варкентин, я не поняла, - Ясмин недоуменно смотрела на меня, - как на большой перемене в классе оставаться (Ясмин действительно еще не все понимает, но реагирует на все эмоционально)? Вы же сами говорите, - Ясмин стала изображать меня, как я говорю, мою интонацию, тембр голоса, - «мои дорогие, нечего сидеть в классе, идите играйте, гуляйте, побегайте, попрыгайте, отдохните, наслаждайтесь снегом, пока он не растаял».

Все весело засмеялись, и одобрительно закивали головами, как Ясмин меня изобразила всем понравилось.

- Ясмин, это фрау Варкентин аллегорично говорит, - пояснила ей Эбру. - Тебе по-турецки объяснить, что она имела ввиду?

(«Ага, они выучили слово «аллегорично», к месту - ни к месту, а слово знают...»)

- Фрау Варкентин, ну правда, вот что бы вы сделали, если бы вам снежном в волосы или в лицо попали, вот если бы Эсмат в вас попал? - снова заговорила Эдона.

- Эсмат? В меня? Я это представить себе не могу, ему его воспитание не позволит кинуть снежком в учителя, у нас с ним разные возрастные категории. Поэтому не знаю, что тебе посоветовать, Эдона.

- Конечно, вы не знаете, каково это... - Эдона смотрела на меня жалостно.

- Эдона, фрау Варкентин из России, - заметила жестко Эбру, - там же зимой много снега.

(«Наконец-то заработала логика...»)

- Фрау Варкентин, а вы в детстве в снежки играли? - вступила в разговор Сара. - В вас кто-нибудь снежком попадал, в лицо попадали?

- Конечно, попадали, искренне ответила я. - Был мальчишка один, его звали Колька, так он каждый день до начала занятий сидел на заборе и ждал, когда я появлюсь, чтобы обкидать меня снегом. После уроков он быстро одевался, где-нибудь прятался, каждый раз в разных местах, чтобы я не могла предугадать из-за какого угла он выскочит, и опять кидался в меня снежками.

- А вы? - спросила Сара.

Всем было интересно послушать, что было дальше.

- А я не могла так ловко в него попадать снежком, как он в меня, потом у меня руки всегда были заняты папкой с нотами, и папку просто так на снег я бросить не могла, ноты могли намокнуть.

- И что он кидался снегом, а вы нет? - спросила Эдона.

- А я, когда мы катались с горки, дожидалась, когда он наверх горки поднимется, и запихивала ему снег за шиворот.

Класс замер.

(«Да, фрау учительница, это наверняка непедагогично, рассказывать все именно так, как было.»)

- А он? - осмелилась спросить Сара.

- А Колька визжал, конечно, а потом вопил, что я у него дождусь, что он возьмет, да и... снега мне в папку с нотами насыпет, вот тогда я буду знать.

- Да.., - начал задумчиво Эсмат, - а что на это говорила ваша учительница?

- Ничего.

- Как? - удивилась Эдона.

- Наша классная руководительница ничего не знала об этом, - честно ответила я.

(«Моя честность меня погубит... Я так и представила себе, как директриса говорит мне: «Фрау Варкентин, вы знаете, что сделал ваш класс? Нет? А дети мне сказали, что фрау Варкентин именно бы так поступила... Так вы не в курсе, и дети ничего вам не рассказали? Прелестно...»»)

- А что Колька не рассказал об этом учительнице? - поинтересовалась Эдона.

- Колька? Нет, конечно.

Класс опять замер.

- А вы что тоже не рассказывали своей классной руководительнице, что он в вас снежками кидался? - спросила Сара.

- Нет.

- Фрау Варкентин, - Эбру сделала паузу, затем выпалила, - а Колька в вас был влюблен, - Эбру быстро закрыла лицо руками.

Глаза у всех заблестели.

(«Да, Колька, ты так мне этого и не сказал... Все об этом знали... Я догадывалась, а ты молчал».)

- Фрау Варкентин, вы сказали «его звали». - заметил Эрик. - Почему? Вы с ним поругались?

(«Колька... Его нашли на берегу Урала с прострелянной головой... Во внутреннем кармане пиджака лежала моя фотокарточка. Ксеничка-отличница, фотография с доски почета. Я не знала, что он ее тогда с доски почета украл...»)

- Нет, я не ругалась с ним.

- Вы с ним давно не виделись? - продолжал «копать» Эрик.

Я не ответила на этот вопрос.

(«Последний раз мы встретились на рынке. Он обходил торговые ряды, продавцы за прилавками протягивали ему конвертики, а мне надо было купить фруктов. Мы встретились глазами, он отвернулся и не подошел ко мне".)

- А вы знаете, где он сейчас, у него есть дети? - Эрик решил, видимо, все выяснить.

- Он далеко..., не в Германии, - проговорила я.

(«После выпускного вечера мы всем классом встречали рассвет, сидели на берегу Урала на лодках и мечтали. Кто-то из девчонок заметил:

- Колька, ты че правда, никуда учится не пойдешь?

- Ну, выучусь я, и что? Зарабатывать типа много стану? Когда это будет... а я хочу сейчас и хочу нормальные деньги зарабатывать, что я зря боксом занимался?! Будут деньги — будет нормальная жизнь, будет уважение, ни одна девчонка, красивая и умная, не устоит от моего предложения дружить и поженится. Вы как хотите, а я лучше деньги зарабатывать пойду, пацаны из секции договорились с кем надо, работу мне подберут».)

В разговор вступила Дебора:

- Фрау Варкентин, у вас глаза грустные стали, вы опечалились тем, что больше не сможете с Колькой в снежки поиграть?

(«На этот вопрос можно и не отвечать. Вот именно, не смогу...»)

- Слушайте, с вашими снежками у нас времени ни на немецкий, ни на математику не останется. Возвращаемся к теме прошлого урока...

(«Идиот, денег он заработал... Красивая и умная бы не устояла... И так все девки на шею ему вешались... Идиот...»)

- Итак, как рассчитать площадь нашего класса?

(«Царство тебе небесное, Колька...»)

Раздался звонок на перемену.

- Эдона, ты идешь с нами или нет? - с нетерпением спрашивала Эбру. - Пошли к пацанам, с ними же интереснее, мы их тоже снегом обкидаем, если что... Да одевайся же быстрее... И шапку не забудь, тогда снег на волосы не попадет...

Tags: Воспоминания из детства, Заметки о жизни в Германии (дневник), Заметки о школе, Иностранцы в Германии, Мой любимый класс
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments