Ксения Варкентин (mme_bufo) wrote,
Ксения Варкентин
mme_bufo

Category:

О ревности, или о буднях учителя.

По статистическим данным в Гамбурге мужчин - учителей работает больше в гимназии, чем в обычных общеобразовательных школах. Школы с большим количеством иностранцев, с детьми с отклонениями в развитии или с детьми из проблемных семей мужчин не привлекают. В принципе, могу подтвердить, что эти статистические данные верны.

В гимназии, где учился мой сын, действительно мужчин - учителей работает больше, чем учителей женского пола. В школе, где работаю я, - все наоборот. Наша школа держится на женских плечах. Директор школы — женщина, заместитель директора — женщина. Классные руководители — в основном женщины. Мужчины составляют всего 30 процентов нашего коллектива. Хотя и это не мало. Когда я училась в школе, то мужчин - учителей было и того меньше.

В середине прошлого учебного года у нас в коллективе появился новый дефектолог (Нильс). Он окончил рефендариат (интернатуру для учителей) и устроился на работу к нам в школу. В принципе он должен был перенять дефектологические часы в моем классе. Дети из моего класса с различными отклонениями больше года оставались без присмотра дефектологической коррекции. Мне приходилось работать за себя, и за того парня за отсутствующего в классе дефектолога. Я настроилась, что у меня в классе наконец-то появится дефектолог, но начальство не торопилось с решением. Нильсу была предоставлена возможность сначала осмотреться в школе, а потом определиться с выбором класса. Если бы в школу на ставку дефектолога пришла женщина, то, наверное, ее желания особо не учитывались, а новому коллеге (мужчине) можно было выбрать класс, в котором он будет работать.
После представления Нильса на педсовете коллеги тут же задали ему вопрос: «В каком классе ты будешь работать?» Нильс ответил:
- Пока не знаю. Я хотел бы после летних каникул взять пятый класс. Но до каникул еще есть время, и я пока размышляю, перенимать мне классное руководство в пятом классе или все-таки остановить свой выбор на какой-либо другой классе. Мне составили пока временное расписание, и я буду курировать детей во многих классах. Познакомлюсь с классами, коллегами, и после этого приму решение.

Каждый по-своему воспринял слова Нильса. Многие коллеги начали строить свои планы на нового дефектолога и стали пытаться заполучить его в свой класс. За этим можно было наблюдать в учительской во время перемен. Коллеги женского пола пытались привлечь его внимание: его занимали разговорами, угощали мороженым, пирогами, кофе.
Одна из коллеги заметила мне:
- А ты чего до сих пор своих русских пирожков не напекла и не угостила ими Нильса?
- В смысле?
- Ты не видишь, что происходит? Мне так кажется, что ты опять останешься одна со своими «особыми» детьми. Даже учитель химии планирует на следующий год взять с Нильсом один из пятых классов. Ты говорила с Нильсом о свободных дефектологических часах в своем классе?
- Нет.
- И чего ты ждешь? Думаешь, кто-то это сделает за тебя? Ты с ним вообще общаешься? Сама вижу, что нет. Ты посмотри, как старается Лиза - твоя коллега из параллельного класса. Она и улыбается ему, и интересные истории про свою жизнь, и забавные истории из жизни своего класса рассказывает. А у нее ведь есть коллега - дефектолог в классе, а у тебя — нет. И кстати, про твой класс уже несколько раз прозвучало, что он сложный, невменяемый и неадекватный, что все от твоего класса «стреляются» - Лиза постаралась. Пеки свои пирожки и не тяни!
- Да некогда мне пирожки печь. Как говорится, насильно мил не будешь. Да и ты знаешь, что у меня аллергия на поэтов — музыкантов, а он, по словам директрисы, лидер и солист рок-группы, пишет тексты песен для своей группы, также играет на гитаре, рисует, пишет стихи. Ну не выберет он мой класс, а мой класс действительно сложный, подам заявку в министерство на дефектологические часы, пришлют еще кого-нибудь.
- Ты уже больше года одна ведешь класс, которому нужна дефектологическая помощь, и особо никого не присылают. Я тебе говорю, пеки пирожки…

Как выяснилось позже, Нильс получил все-таки несколько дефектологических часов и в моем классе. Нужно было обсудить, как мы будем давать уроки в паре, но это было невозможно сделать. К нему было не подступиться, потому что очереди желающих пообщаться с ним не было конца. Моя коллега Лиза, в том числе, не отходила от него ни на шаг. Я наблюдала за общением между коллегами в учительской один день, второй, а на третий день прервала светские беседы и обратилась к нему:
- Нильс, нам нужно поговорить о том, как мы будем работать в паре, вообще о моем классе, о детях с отклонениями, с которыми ты будешь работать.
- Это ты Ксения? Классная руководительница 7б?
- Да, это именно я и есть.
- У тебя прикольный акцент.
- Ты тоже это заметил? - к нашему разговору подключилась Лиза. - У нашей Ксении своеобразный акцент и нестандартные методы работы с детьми. А я, например, работаю классически со своим классом…
- А я обожаю акцент Ксении, - высказал свое мнение Денни. Нильс, ты будешь работать с Ксенией? Вот почему мне не дают больше часов в ее классе?! Мы в паре провели один курс и, кстати, замечательно вместе отработали.
- Денни, да потому что курс информатики рассчитан только на одно полугодие.
- Жалко, - продолжал Денни. - Мне так нравилось, как Ксения заходила в класс и говорила: «Киндер, я уже готова начать урок. Киндер...» Я обожаю ее рокочущее «ррр» в слове «Киндер». И что вы думаете, все сразу замирали, наступила тишина, можно было услышать, как иголка упадет. Как ей это удается?! У меня так не получается. Причем если я обращался к ее классу «дети», то в ответ приходилось переживать бесконечные дискуссии: «Мы вам не дети...» и т.д., а она их называет «дети», и они ей только улыбаются...
- Я вообще-то здесь..., - прервала я Денни.

Нильс отработал в моем классе несколько месяцев. Ближе к концу учебного года директриса пригласила меня на разговор.
- Ксения, ты же в курсе, что все подают сейчас заявки — пожелания по поводу нагрузки на следующий год. Нильс тоже подал свою. Он хотел бы перенять все дефектологические часы в твоем классе и разделить вместе с тобой часы классного руководства. Я ему сказала, что никакого решения принимать не буду, не поговорив с тобой. Мое решение будет зависеть от твоего согласия.

После уроков коллеги в учительской меня «забросали» вопросами:
- Ксения, ты видела, что Нильс написал в своем блоге?
- Нет, не видела, причем ни сегодня, ни вчера.
- А ты что у него не в друзьях-подписчиках?!
- Нет, и даже не в курсе о его блоге.
- Так значит, ты не в курсе, что он почти каждый день пишет о тебе или что-нибудь тебе посвящает, - заметила мне Лиза. - Ты действительно не в курсе этого?! Он и в Facebook-e все транслирует.
- Нет. В Facebook я захожу редко, только когда в личку приходят сообщения.
- Так надо активироваться на Facebook-е, - посоветовала мне Лиза, - иначе так и будешь не в курсе важных событий. Например, Нильс сегодня написал, что решил остаться работать в школе и настроился на дальнейшею работу в 7б классе. А я ведь ему предлагала, вместе вести класс, а он мне сказал: «Нет, нет, я в седьмом классе не хочу работать, хочу попробовать себя в пятом...»
- Вряд ли я стану «зависать» в Facebook-е. И вообще, с чего ты взяла, что он пишет обо мне. Он что в постах называет мое имя?!
- Нет. Но по описанию понятно, что он пишет о тебе. Вот смотри, он песню тебе посвятил.
- Почему именно мне? Нейтральное содержание, просто о жизни.
- Да потому что в тегах у него стоит «&школа &работа &моей коллеге», а в последнее время он только в твоем классе работает. Вот смотри, на рисунках же ты, тебя можно узнать (& зарисовки из школы). У него есть про детей и тебя под тегом: &нестандарт &в школе.

- Я вот одного не пойму, - продолжала Лиза, - если он о школе пишет, то только о тебе, но ты же с ним даже не общаешься. Он же все время в учительской с нами проводит. Когда он успевает тебя рисовать?! Кофе он пьет с нами, общается с нами, а часы будет вести у тебя в классе и песни посвящает тебе…
- Вообще-то, я еще своего согласия на то, чтобы он у меня в классе оставался, не дала.
- Ты еще размышляешь?! Ты меня удивляешь..., - продолжала недоумевать Лиза.


На следующий день Нильс попросил задержаться меня после уроков:
- Ксения, я хочу с тобой кое-что обсудить. Я хотел бы работать с тобой в одном классе и хотел бы разделить с тобой классное руководство.
- Ты же хотел начать в пятом классе?!
- Я передумал.
- Мой класс очень сложный, у каждого из детей миллион разных проблем.
- Да. Это точно, они у тебя, у нас, все фактурные, но с ними можно работать, и что немало важно, они все тебя любят и уважают, и других учителей они тоже уважают. Кстати, они и меня хорошо приняли. Друг с другом они общаются без агрессии.
- Ну да, стали общаться без агрессии.
- Я наблюдал, как ты с детьми работаешь, общаешься, взаимодействуешь. Мне твой стиль работы очень близок и нравится.
- А как же параллельный класс?
- А что параллельный класс? Этот класс не для меня. Соглашайся, ведь директриса без твоего согласия часы мне в твоем классе не даст. Ну что скажешь?

- Можно считать, что у меня в классе появился постоянный дефектолог.
Tags: Заметки о школе, Коллеги
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments